#SaveRoerichMuseum

Как помочь Музею имени Н.К. Рериха

Музей имени Н.К. Рериха является общественным, а это значит, что во многом его деятельность осуществляется благодаря поддержке общественных помощников, меценатов и благотворителей. Будем Вам признательны за любую помощь! Только вместе с Вами мы сможем сохранить крупнейший в России и мире общественный Музей, посвященный семье Рерихов, выдающимся деятелям мировой культуры!

 

ПОМОЧЬ МУЗЕЮ

 


 


С 25 сентября «Рериховское культурное творческое объединение» возобновляет встречи на культурно-философские темы в Доме Культуры им. Горького каждый понедельник, в 18 часов по адресу: г. Иркутск, ул. Клары Цеткин, 13 А. Остановка трамваев «Грибоедова», автобусов «Свердловский рынок». Приглашаются все желающие. Вход свободный. Тел.: 8-964-105-38-10.

 

 


 

В.В. Байда. А судьи кто?..

2 июля 2017 года на сайте «Живая Этика в мире» (ранее известного под названием «Живая Этика в Германии») появилась статья А.Люфта «Документальная история обнаружения и развития эпидемии грибка в Международном Центре Рерихов». Первое, что хочется сделать по прочтении статьи, – это подать в суд на автора и администрацию сайта за клевету. Однако всё не так просто, сайт-то иностранный, да и автор проживает в Германии. В любом случае статья Люфта позволяет сделать вывод о том, что внутренние служебные документы МЦР оказались в посторонних руках, причем за рубежом. А это значит, что миф Государственного музея Востока о том, что на территории усадьбы Лопухиных уже два месяца проводятся следственные действия (именно под этим предлогом на территорию и в помещения усадьбы не допускаются сотрудники МЦР), не соответствует действительности, так как принцип «тайны следствия» запрещает распространять информацию, ставшую известной в результате проведения следственных мероприятий. Таким образом, факт передачи документов неизвестными лицами ГМВ администрации немецкого сайта говорит о том, что руководство Музея Востока без всяких следственных органов копается в имуществе и документации МЦР и распоряжается ими по своему усмотрению.

Кто же несёт ответственность за эти действия? На пресс-конференции в ТАСС 12 мая с.г. генеральный директор ГМВ А.В.Седов на вопрос-замечание члена Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Ивана Засурского о том, что картины, находящиеся в МЦР, передавались на хранение ГМВ без всякого акта и описи, ответил встречным вопросом: «Как Вы думаете, каким образом наши следственные органы работают и передают что-то другим организациям для хранения без составления подробного списка (описи)? А как иначе? Откуда Вы знаете? Кто-то Вам сказал?» Так вот, я, как представитель МЦР, принимал участие в обысках, которые проводились Главным следственным управлением МВД РФ по Москве 29-30 апреля с.г. в МЦР, и могу ответственно заявить, что никаких актов передачи на хранение Музею Востока всего имущества МЦР с подробными списками и описями, в том числе всего наследия Рерихов, хранившегося в МЦР, не было.

Также за всё, что происходит на территории усадьбы Лопухиных со 2 мая с.г., несёт ответственность человек, который теперь подписывает свои письма не иначе как «Директор музея Рерихов Т.К.Мкртычев». Кстати, на упомянутом сайте А.Люфта в материале под названием «Ответы Т.Мкртычева на вопросы членов группы “Агни Йога и Рерихи” на фейсбуке» на вопрос О.Курохтиной от 20 мая, почему приказ об организации музея Рерихов был издан только 2 мая, а не раньше, Т.К.Мкртычев отвечает: «Приказ о создании музея не прослеживал, посмотрю». Странно слышать это от человека, который двумя неделями ранее показывал и давал сфотографировать этот приказ экипажу полиции, вызванному мною в связи со срабатыванием охранной сигнализации Флигеля усадьбы Лопухиных (где находится хранилище рукописного фонда семьи Рерихов). Также и в Постановлении ОМВД «Хамовники» об отказе в возбуждении уголовного дела от 12 мая 2017 г. сказано: «…было получено объяснение от гр. Мкртычева Т.К., который пояснил, что 02.05.2017 г. приказом ген. директора ФГБУК «Государственный музей искусств народов Востока» А.В.Седова назначен на должность директора филиала «Музей Рерихов» и на правах директора вызвал специалистов, чтобы заменить всю охранную сигнализацию. Помещения опечатанные СКР не вскрывались» (сохранена пунктуация оригинала). Похоже, что сотрудники полиции были введены в заблуждение, поскольку у нас не было СКР (Следственного комитета России), а Главное следственное управление МВД РФ по Москве не опечатывало никаких помещений.

Нельзя пройти мимо ещё одной фигуры из состава сотрудников ГМВ, а именно юрисконсульта ГМВ Ю.С.Избачкова. В своём заявлении на сайте Национального рериховского комитета от 12 мая 2017 года его исполнительный директор, а в прошлом сотрудник МЦР В.Э.Жигота рассказывает о том, как проводится «инвентаризация» имущества МЦР (в отсутствие сотрудников МЦР и представителей следственных органов): «Все действия, начиная с открытия опечатанных дверей и до повторного опечатывания дверей после окончания работы, записываются на камеру. От ГМВ составлением описи коллекций занимаются высококвалифицированные специалисты. Работают, ещё раз подчеркну, проявляя самое внимательное отношение как к рериховским полотнам, так и к другим предметам, находящимся в зданиях. Исключаю саму возможность исчезновения каких-либо ценностей в процессе этой работы. Юрист ГМВ Юрий Избачков жестко требует соблюдения всех формальностей, которые порой даже кажутся излишними». Следовательно, можно задать вопрос юрисконсульту ГМВ Ю.С.Избачкову, каким образом внутренняя документация МЦР (в том числе сканы оригинальных документов) оказалась в распоряжении администрации иностранного сайта.

Возвращаясь к непосредственному содержанию статьи А.Люфта, хочется отметить множество логических противоречий, нестыковок и натяжек автора (или группы авторов). Так, своё утверждение о том, что строительно-реставрационная компания ООО «РИК» означает «Р[одионов] и [Красавцева-Байда]», автор подкрепляет выпиской ЕГРЮЛ по ООО «РИК» (Приложение №14 к статье А.Люфта). Однако если внимательно посмотреть указанный документ, то в графе «Дата регистрации» можно прочитать, что данная организация была образована 5 марта 1992 года, то есть задолго до поступления на работу в МЦР Родионова В.А. (в 1994 году) и Красавцевой И.Р. (в 1995 году), где и произошло их знакомство. Также неубедительно выглядит и приведённая автором табличка, из которой следует, что максимальная чистая прибыль (то есть сумма выручки за вычетом расходов на покупку материалов, выплату зарплаты работникам, налоги и прочее) в ООО «РИК» была в 2010 году и составляла 559 тыс. рублей за год, то есть около 45 тысяч в месяц. В конце концов, без чистой прибыли любая организация не может развиваться, покупать новое оборудование и инструмент. Также и документы, прилагаемые к статье А.Люфта, говорят о том, что В.А.Родионов «первые десять лет работы в МЦР для экономии средств Центра принципиально отказывался от получения зарплаты», «сотрудники фирмы провели многочисленные благотворительные ремонты в служебных помещениях и залах Музея», «Владимир Анатольевич неоднократно оказывал помощь различным отделам и лично сотрудникам МЦР, в том числе безвозмездно» (Служебная записка от 14.12.2015 г., Приложение №11 к статье).

Автор утверждает, что начиная с 2002 года все работы на территории МЦР выполнялись ООО «РИК». Это очередная неправда, поскольку кроме ООО «РИК» строительные работы в указанный период проводили ООО «Брокус-СТРОЙ», ООО «Эко-Бау», ООО «Технопроект-ЮКС», ЗАО «Тегола», ООО «Люкс-Адепт», ООО «Электрон», ООО «Эхо-Тех» и другие. Чтобы увидеть названия этих фирм, достаточно посмотреть Акт Главного управления охраны памятников г.Москвы от 12.02.2004 г. по приёмке ремонтно-реставрационных работ по Флигелю (все работы были приняты с оценкой «отлично»), а также выданные позднее разрешения Мосгорнаследия на производство работ. Кстати, именно ООО «Технопроект-ЮКС», директором которого являлась профессор, доктор технических наук, а ныне – директор Института строительно-технической экспертизы и мониторинга технического состояния зданий Академии Минстроя России О.С.Вершинина, проводило работы по гидроизоляции фундаментов зданий усадьбы.

Необходимо понимать, что на момент передачи усадьбы МЦР от государства в лице одного из трестов Министерства тяжёлого машиностроения СССР здание Главного дома усадьбы находилось в аварийном состоянии, пребывание людей в котором было запрещено. По его фасаду от фундамента до карниза проходила сквозная вертикальная трещина, и северный ризалит как бы «оторвался» от основного объема здания (уклон по вертикали северного ризалита вследствие просадок грунта составлял больше 50 см на всю его высоту), а в помещениях второго этажа частично обрушились балки перекрытия. Служебные помещения треста находились во Флигеле, который также представлял собой жалкое зрелище. Не случайно реставрация, проведённая Международным Центром Рерихов, получила такую высокую оценку в профессиональных кругах, ведь здания усадьбы и историческая ограда были в буквальном смысле спасены от разрушения. Статьи об истории усадьбы Лопухиных и научной реставрации этого памятника были опубликованы в различных авторитетных изданиях (в том числе официальных изданиях Правительства Москвы):

«Дни исторического и культурного наследия Москвы – 2005» (издание Правительства Москвы);

«Архитектурно-парковые и городские ансамбли усадеб Москвы» (издание Правительства Москвы);

«Московское наследие» – № 3/2007 (издание Комитета по культурному наследию города Москвы);

«Московские торги» – № 10/2007 (официальное издание мэра и правительства Москвы);

«Искусство реставрации» – 2009 (издание Правительства Москвы);

«Московские реставраторы. Добрые художники своего времени». Каталог выставки «Denkmal 2010», Лейпциг (издание Правительства Москвы);

«Дворцы и усадьбы» – № 67/2012 (издатель «Де Агостини», выпуск целиком посвящён усадьбе Лопухиных).

Здания усадьбы, которым более трёхсот лет, требуют постоянного к себе внимания. Применительно к таким объектам культурного наследия невозможно говорить об окончательной реставрации. Как сказал один авторитетный в кругу реставраторов специалист, такие здания – как старый человек, потому как никогда заранее неизвестно, что у него заболит завтра. В связи с этим проведение различных экспертиз, в том числе микологических, и обсуждение их результатов вполне естественно отражало заинтересованность Международного Центра Рерихов в выявлении проблемных участков и профессиональном поиске путей устранения возникающих угроз. Следует отметить, что все экспертные заключения, которые приводит господин А.Люфт в своей статье, были выполнены по заказу МЦР (автор почему-то об этом умалчивает) в целях устранения причин и последствий образования патогенной среды. Может ли похвастаться Музей Востока хоть одной подобной экспертизой своих зданий, как Главного дома усадьбы Луниных на Никитском бульваре, так и фондохранилища музея на улице Воронцово Поле, где среди прочего хранятся коллекции картин Рерихов, переданные С.Н.Рерихом и К.Кэмпбелл-Стиббе? Оба здания являются объектами культурного наследия федерального значения. О том, как выглядит фондохранилище ГМВ, было сказано в материале «Как МЦР и Музей Востока сохраняют исторические здания». Состояние Главного дома усадьбы Луниных, в котором располагается основная экспозиция ГМВ, можно оценить по фотографиям его внутреннего двора, где происходила передача Международному Центру Рерихов документации Отдела кадров, которую Музей Востока вывез из усадьбы Лопухиных. По-видимому, Музей Востока не нашёл для этой цели более достойного помещения, за которое не было бы стыдно. Ради справедливости стоит сказать, что главный фасад здания, который выходит на Никитский бульвар, в прошлом году был отремонтирован в рамках работ по благоустройству бульварного кольца.

 12-13

12-1
12-2
12-3
12-4
12-5
12-6
12-7
12-8
12-9
12-10
12-11
12-12
12-13
12-1

В отношении Депозитария общественного Музея имени Н.К.Рериха можно сказать, что причину точечных дефектов красочного слоя специалисты МЦР связывают с аварией теплотрассы, проходящей вдоль фасада Главного дома. Эту аварию очень долго не могли выявить, так как не было очевидного прорыва, но горячая вода в нескольких местах понемногу сочилась из старой трубы, напитывая и грунт, и стену старого здания. В сентябре прошлого года МЦР целиком заменил уличный аварийный участок, так что нежелательные проявления должны пойти на убыль. Также необходимо отметить, что система вентиляции и кондиционирования помещений Депозитария имеет в своём составе ступень бактерицидной обработки, в которой воздух, постоянно циркулирующий в помещении, подвергается прямому ультрафиолетовому облучению, уничтожающему бактерии и вредоносные споры грибка, тем самым устраняя опасность заражения картин и других предметов культурного наследия. Неизвестно, как функционировала эта система в последние два месяца, когда МЦР не допускался в здание, и функционирует ли она вообще при отсутствии специалистов, которые её обслуживали. Кстати, на фотографиях дефектов в Депозитарии, приведённых в статье А.Люфта, показаны всего лишь два проблемных места. В одном месте видно небольшое пятно отслоения красочного слоя, из-под которого выступают обычные высолы (выход солевых кристаллов на поверхность стены вследствие её переувлажнения), а на другом – незначительное вздутие красочного слоя, вызванное той же причиной.

То же можно сказать и по центральным подвалам Главного дома, где ранее располагался магазин Международного Центра Рерихов. После вывода магазина из подвалов в августе 2014 года МЦР заказал микологическую экспертизу этих помещений в ООО «Микосфера» (Договор № 261-14-МЭ от 06.08.2014 г.) именно для того, чтобы получить профессиональные рекомендации по устранению проблемы. Была выбрана строительная компания, имеющая соответствующую реставрационную лицензию Министерства культуры РФ на проектирование и производство строительно-реставрационных работ (и это была не фирма ООО «РИК»), которая разработала «Проект реставрации и приспособления части белокаменных подвалов XVII в. к современному использованию», прошедший государственную историко-культурную экспертизу (Акт от 19.09.2016 г.) и получивший согласование Мосгорнаследия от 28.11.2016 № ДКН-2316523-2016 г. Эта компания должна была приступить к работам уже летом 2017 года. Следует сказать, что специалисты при проведении государственной историко-культурной экспертизы указанного проекта отметили следующее: «Стены и своды находятся в удовлетворительном техническом состоянии. Трещин и утрат кладки при визуальном обследовании не обнаружено. Ныне существующая отделка сохраняет целостность, но имеет дефекты в виде высолов на локальных участках кладки (в основном на внешних стенах) с отслоением и частичной утратой отделочных слоёв, трещин и фрагментарным осыпанием штукатурного покрытия кирпичных сводов. Высолы и дефекты отделочного слоя появились по причине отсутствия достаточной вентиляции, особенно по периметру стен, где вплотную к стенам стояла мебель. Необходимо отметить, что при проведении реставрационных работ в 1990-х годах было выявлено переувлажнение кладки стен подвала (предположительно произошедшего в результате многолетних техногенных протечек в процессе эксплуатации). Несмотря на устройство вертикальной и отсечной гидроизоляции в период ремонтно-реставрационных работ процесс обезвоживания кладки стен до полного её высыхания может происходить в течение многих лет (при условии обеспечения постоянной и достаточной вентиляции помещений). В начале 2000-х годов работы по гидроизоляции стен подвала были повторно проведены». Под источником техногенных протечек имелся в виду расположенный в центральном подвале тепловой ввод и теплопункт здания времён Минтяжмаша, от которого расходились трубы отопления и водоснабжения по Главному дому, в соседнее здание Флигеля, а также в гаражи Минтяжмаша, расположенные на заднем дворе, и в здание соседнего домовладения. Новым проектом, помимо дополнительной гидроизоляции стен и полов с использованием современных реставрационных материалов по технологии немецкой фирмы Remmers, также была предусмотрена система приточно-вытяжной вентиляции и кондиционирования помещений с расположением воздуховодов в подпольных каналах, а вентиляционного оборудования – в выносном техническом подвале, устроенном МЦР в 2012 году специально для размещения инженерных систем вентиляции и пожаротушения белокаменных подвалов Главного дома с целью сохранения исторических интерьеров XVII века.

Не соответствуют действительности и утверждения А.Люфта о том, что «грибковое заражение подвала главного здания было зафиксировано всеми проверяющими органами, и в том числе комиссией Мосгорнаследия» и что «данное нарушение стало одним из пунктов Постановления суда о расторжении договора с МЦР на пользование усадьбой Лопухиных со следующей формулировкой: состояние подвалов строений 4 и 7 неудовлетворительное: стены поражены грибком, оказывающим разрушительное воздействие на кирпичную кладку». В Акте внеплановой проверки МЦР от 26.08.2016 года, проведённой комиссией Мосгорнаследия по письму первого заместителя министра культуры РФ В.А.Аристархова, отсутствуют утверждения о грибковом заражении подвала Главного дома. Упоминание заключения фирмы «Микосфера» появляется в документах Мосгорнаследия гораздо позже, в Протоколе об административном правонарушении от 03 ноября 2016 года со ссылкой на то, что данное заключение было передано в Мосгорнаследие Музеем Востока только в октябре 2016 года. Остаётся открытым вопрос, каким образом ГМВ получил данное микологическое заключение, являющееся собственностью МЦР.

Что касается внеплановой проверки МЦР, проведённой комиссией ТУ Росимущества по г.Москве осенью 2016 года, то Международный Центр Рерихов направлял свои официальные «Возражения МЦР на Акт внеплановой проверки ТУ Росимущества по г.Москве от 06.12.2016 г.» (на которые так и не получил ответа от Росимущества). В этих Возражениях, в частности, было сказано следующее: «Утверждение о том, что “в помещениях подвала комиссией были зафиксированы признаки повреждения стен и потолков” не соответствуют действительности. В акте отсутствуют какие-либо доказательства о том, что на момент проверки комиссия Росимущества “зафиксировала признаки повреждения стен”. Ссылка на заключение специалиста ООО «Микросфера» от 11.08.2014 г. не может служить доказательством нарушения Международным Центром Рерихов условий содержания объекта культурного наследия.  По заказу Международный Центр Рерихов на основании Договора № 261-14-МЭ от 06.08.2014 г. ООО «Микосфера» действительно проводило микологическое исследование указанных помещений, однако заключение по результатам этого исследования комиссией ТУ Росимущества в городе Москве у нас не запрашивалось и, соответственно, не передавалось.  <…> Поэтому ссылка комиссии Росимущества на заключение микологического исследования, проведенного по заказу МЦР в 2014 г. с целью проведения реставрационных работ, не может вменяться в вину МЦР, как факт ненадлежащего использования им объекта культурного наследия».

Приведённая А.Люфтом цитата из Решения Арбитражного суда города Москвы от 07.04.2017 г. о том, что «состояние подвалов строений 4 и 7 неудовлетворительное: стены поражены гибком, оказывающим разрушительное воздействие на кирпичную кладку», не имеет подтверждения ни в одном из актов проверок МЦР уполномоченными органами, а на самом деле просто повторяет соответствующий абзац из искового заявления ГМВ от 28.07.2016 г., причём повторяется даже опечатка ГМВ (вместо слова «грибком» и в исковом заявлении ГМВ, и в Решении суда стоит слово «гибком»). В приведённом тексте Решения суда красным цветом выделены фрагменты, идентичные соответствующим фрагментам в исковом заявлении ГМВ, лиловым цветом – опечатки, повторяющиеся в обоих документах.

Следует отметить, что настоящие специалисты-профессионалы понимают сложность содержания такого старого исторического здания. Так архитектор-реставратор высшей категории, член Федерального научно-методического совета по культурному наследию при Министерстве культуры РФ (секция памятников архитектуры) С.В.Демидов, лично осмотрев усадьбу и ознакомившись с претензиями, предъявляемыми к МЦР, в своём «Заключении о состоянии объекта культурного наследия» от 15.12.2016 г. делает вывод: «В целом, ансамбль усадьбы Лопухиных, в настоящее время, по своей сохранности, благоустройству и режиму эксплуатации следует считать одним из достойных примеров содержания объектов культурного наследия в Москве».

Прошло уже более двух месяцев, как сотрудники Международного Центра Рерихов не могут войти на территорию усадьбы Лопухиных, и пора сделать первые выводы о том, как Музей Востока заботится о её содержании. Выводы эти неутешительны: территория выглядит заброшенной, газоны и клумбы заросли сорняками, что творится внутри – неизвестно. Одно только можно сказать однозначно, что такого бережного регулярного ухода за всем, начиная от чистоты территории и зелёными насаждениями до обслуживания инженерных систем Музея, как это было в Международном Центре Рерихов, не видно. Используя принцип, что «как в большом, так и в малом», можно предположить, в каких условиях оказалось наследие Рерихов.

Сотрудники общественного Музея имени Н.К.Рериха – это в большинстве своём неравнодушные люди, которые понимают завет Святослава Николаевича Рериха и стараются каждый день сделать что-то лучше, чем было вчера. При этом они не пугаются возникающих проблем, а стараются найти пути их решения, действуют и получают хороший результат. Также и с намеренно раздутой Музеем Востока проблемой грибка решение было найдено, и результат, несомненно, был бы достигнут. Сотрудникам Музея Востока и всяким другим «судьям» можно сказать словами из Евангелия от Матфея (гл. 7): «Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить. И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь?»

Источник: https://save.icr.su/ru/2017/07/v-v-bajda-a-sudi-kto/

Объявление

Дорогие друзья!

Нужна помощь волонтёров в работах по облагораживанию территории
Культурно - выставочного Центра на Байкале в посёлке Старая Ангасолка, 149 км. КБЖД.
Можно совместить приятное с полезным - побыть на природе и помочь общему делу!
Тел. для справок: 89148927765, 89641053810

Обращение детей за мир во всем мире!

Дорогие друзья!

Это обращение было написано на берегу священного озера Байкал под влиянием его красоты и той мудрости, которой наполнена его природа. Написано было горящими сердцами детей. Чистота и искренность их устремления помочь нашей планете в это нелёгкое для неё время заслуживает не просто внимания, но активной помощи со стороны тех, чьё сердце ещё способно чувствовать и сочувствовать, со стороны тех, кто способен без страха взглянуть правде в глаза, и, осознав всю бедственность сегодняшнего положения, найти силы в себе, что бы помочь миру!